Уполномоченный по правам человека
в Калининградской области
Калининград, Советский проспект, 13, каб. 339
Тел/факс: +7 (4012) 95-83-50, 59-95-28
Об Уполномоченном:
Правозащитная информация:
Доклады:
Другая информация:
«Социальный штурм»: Калининград остается недоступной средой

Транспорт и элементы благоустройства в центре Калининграда почти не приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями. Такой вывод сделан во время эксперимента «Социальный штурм», который прошел на улицах нашего города.

Маломобильных пассажиров игнорируют

Корреспонденты Русского Запада и партнер нашего проекта Наталья Румянцева отправились за самым насущным предметом любого колясочника – ортопедической подушкой. Это превратилось в гонку с препятствиями.

Путь начинаем с утомительной пересадки в машину. Заняв место за рулем, Наталья наклоняется к тротуару и разбирает инвалидную коляску. Девушка довольна, что у нее есть машина.

— Общественным транспортом в Калининграде я воспользовалась всего пару раз, — рассказывает калининградка Наталья Румянцева. — Да и то только потому, что сломалась моя машина. Проблемы начались уже на остановке. У подъехавшего автобуса, когда водитель открыл дверь, оказались весьма высокие ступеньки. И хотя центральная площадка была забита народом, никто не предпринял попытку, чтобы помочь инвалиду-колясочнику. Автобус проследовал дальше. А мне, чтобы попасть в салон низкопольного автобуса, пришлось изрядно подождать. Хотя в настоящее время на 38 маршрутах городского транспорта работают 42 низкопольных автобуса, 18 троллейбусов и один трамвай, оборудованные для перевозки инвалидов-колясочников.

«Не смотри на нее — станешь инвалидом!»

— Один или два раза мне помогали попасть в общественный транспорт, но я испытывала дискомфорт, — продолжает собеседник Русского Запада. — На тебя смотрят взрослые и дети. Родители тыкают на меня пальцем и говорят своим детям: «Не смотри на нее — станешь инвалидом!».

Инвалиды-колясочники живут в разных населенных пунктах области. Так же, как и многие граждане, ездят на работу в столицу региона. Один из друзей нашей собеседницы проделывает многокилометровый путь в одном и том же автобусе два раза в день, который не приспособлен для маломобильных групп граждан. Хорошо, что другие пассажиры мужчину-колясочника на этом маршруте уже запомнили. Ему оказывают помощь при посадке и высадке без напоминаний. Однако так не везде. В целом проблемы с междугородним транспортом куда глубже.

— У междугородних перевозчиков есть автобусы, оборудованные для перевозки инвалидов-колясочников, но их почти не выпускают на линию. Почему так, не знаю. Если я еду в другой город региона, то вынуждена размещаться в проходе салона пассажирского автобуса, хотя за место плачу деньги.

Вместе с партнером нашего проекта мы проезжаем мимо офисного центра на Советском проспекте, 13. Здесь размещается приемная уполномоченного по правам человека в Калининградской области. Сюда могла быть принесена жалоба Натальи на недоступность городской среды, однако эту идею она отметает сразу.

— Пандус для въезда в это здание ненормативный по уклону, двигаться по такому крутому подъему очень трудно, — поясняет Румянцева. — К тому же на пандусе скользкая плитка. Есть подъемная платформа, но она не работает. Кнопки вызова помощника для инвалидов нет.

Движемся за специальной подушкой для колясочников. Без нее маломобильный путешественник чувствует любую выбоину пятой точкой. Буквально. Наш путь — в ортопедическую аптеку, на улицу Горького, куда инвалиду нужно заглядывать постоянно.

На месте оказывается, что пандус в аптеку нам придется брать штурмом. Подъем длинный и скользкий. Перила для колясочника слишком высоки.

С трудом идем вверх. Ради чего? Ортопедической подушки в ортопедической аптеке не оказалось. Продавцы говорят нам, что такой товар придет «недели через две». Спускать коляску с человеком со скользкого пандуса оказалось еще труднее, чем поднимать.

Пересечь улицу Озерова у перекрестка с улицей Горького тоже непросто. Колясочнику трудно преодолеть высокие бордюры без помощи сопровождающего. Ведь высота тротуарных бордюров в створе большинства пешеходных переходов в четыре-пять раз выше, чем положено по нормативам. В городе предстоит переоборудовать тротуарные бордюры возле 720 пешеходных переходов. Экспериментировать у проезжей части мы отказываемся. Беру на себя роль «второго номера», толкаю коляску перед собой.

Нужно пройти два перекрестка. В одиночку я даже не думал бы об этом, однако для нас двоих пешеходные переходы превращаются в борьбу за живучесть. Спуск с бордюра, подъем на бордюр и снова спуск. С такими мытарствами добираемся до здания прокуратуры Калининградской области.

— Конечно, я могу отправить свою жалобу прокурору по электронной почте, — комментирует партнер «Социального штурма». – Но по законодательству я должна иметь прямой доступ в контролирующие органы и в органы власти. Как будут реализованы мои гражданские права, если я не могу попасть в областную прокуратуру лично? По-моему мнению, на 10 см одной ступени обычной лестницы нужен 1 метр пандуса, при этом необходимо не забывать о качестве покрытия пандуса. Однако оказалось, что даже для главной контролирующей структуры региона это — проблема.

Подобраться к зданию прокуратуры Калининградской области оказалось непросто: высокие бордюры и проход через паркинг заняли несколько минут «обязательных упражнений» с заваливанием коляски на себя и сбалансированными спусками на проезжую часть. Встав у пандуса здания надзорного ведомства, участники «Социального штурма» застыли:

на крыльцо вел крутой бетонный подъем с кратерами выбоин. Корреспондент Русского Запада толкнул коляску с инвалидом вверх. Она не сдвинулась с места.

Пришлось навалиться всем весом. Колеса повернулись и попали в первые выбоины пандуса. Выбраться из них не получилось. На неровном покрытии и крутом уклоне коляска встала намертво. Пришлось спускаться. Кнопки вызова помощи на фасаде не нашлось.

— Вам помочь? – спросил наблюдавший за нашими мытарствами сотрудник прокуратуры.

— Дело не в том, что сейчас нужна помощь, — ответила Румянцева. – Суть в том, что я должна самостоятельно подняться, чтобы написать заявление прокурору.

— Или вы приглашаете вниз работников прокуратуры, которые принимают ваше заявление? — предположил наш собеседник.

— Да, а в дождь я буду сидеть и мокнуть здесь? – возмутилась девушка. Пришлось напомнить юристу о том, что по нормам доступности здания внизу должна быть кнопка вызова сотрудников прокуратуры. Наш собеседник согласился и добавил, что оборудования для маломобильных групп граждан нет и внутри здания.

Цифра РУССКОГО ЗАПАДА

1500 инвалидов-колясочников проживает в Калининградской области, по данным регионального Министерства по социальной политике.

© Информационное агентство Русский Запад. Специальный корреспондент Петр Старцев

Последние новости на сайте:
21.08.2017
18 августа в Избирательной комиссии Калининградской области состоялся круглый стол «О наблюдении за ходом голосования и установлением итогов на выборах… ( читать полностью › )
17.08.2017
Конференция проходила в Калининграде в гостинице «Турист» 16 августа 2016 года  в рамках программы «Усиленное муниципальное сотрудничество между Россией и… ( читать полностью › )
10.08.2017
Почему-то так получилось, что работа уполномоченного по правам человека в нашем регионе не особо публична. Может даже сложиться впечатление, что ее,… ( читать полностью › )
31.07.2017
  31 июля в исправительную колонию № 9 УФСИН России по Калининградской области прибыли представители Общественного совета при УФСИН и… ( читать полностью › )
25 июля во Владимире прошло заседание Координационного совета уполномоченных по правам человека, в котором традиционно приняли участие федеральный омбудсмен и уполномоченные всех 85 субъектов… ( читать полностью › )