Уполномоченный по правам человека
в Калининградской области
Калининград, Советский проспект, 13, каб. 339
Тел/факс: +7 (4012) 95-83-50, 59-95-28
Об Уполномоченном:
Правозащитная информация:
Доклады:
Другая информация:
Смерть на нарах

О жизни заключенных в колониях региона — уполномоченный по правам человека в Калининградской области Владимир Никитин. — Владимир Анатольевич, не секрет, что очень многие заключенные жалуются на бесчеловечные условия содержания в колониях и в камерах следственного изолятора. Какова реальная ситуация? — Вы совершенно правильно заметили: жалуются очень многие и регулярно. Это у заключенных такая своеобразная форма самоутверждения, дескать, вот какой я смелый, могу запросто написать жалобу на действия или бездействия администрации колонии омбудсмену. Со всеми жалобами я разбираюсь. Подтверждения находят единичные случаи. Вот конкретный пример. Поступила жалоба из колосовской женской колонии. Заключенная (не буду называть фамилию для ее же блага) жалуется на «отвратительное медицинское обслуживание». В ходе личной беседы выяснилось, что она давно уже ВИЧ-инфицированная – результат пристрастия к наркотикам до ареста. До заключения под стражу курс лечения не проходила из-за хронического отсутствия денег. В колонии ей регулярно выдают полный комплект необходимых лекарственных препаратов. «Так на что жалуетесь?»- спрашиваю у нее. «У меня ослабленный организм, а врач не выдает мне витамины». Вот вам одна из многих жалоб на «отвратительное медицинское обслуживание». Есть жалобы и обоснованные, но… Впрочем, судите сами. Приезжаю по жалобе на плохое питание в гвардейскую колонию. Из письма заключенного можно сделать вывод, что люди там просто умирают от голода. Проверяю меню, закладку продуктов и их качество. Все соответствует утвержденным нормам. Конечно, не ресторан, но пища вкусная и калорийная. В разговоре с заключенным, написавшим жалобу, выясняется, что им два дня не выдавали положенные сто грамм молока. Действительно, сбой в поставке этого продукта был. Но потом заключенным вместо положенных сто грамм два дня выдавали по двести. — И все же есть вполне обоснованные жалобы. Как часто вам приходится сталкиваться с беззаконием в колониях? — Это скорее не беззаконие, а бесчеловечность. Объясню на конкретном примере. Ситуация такая. В колонии умирает заключенный от рака легких. Диагноз стопроцентный. Жить ему осталось от силы дней десять. Руководство колонии, родственники и сам заключенный обращаются в суд с просьбой освободить его от дальнейшего отбытия наказания. Эту просьбу поддерживает даже прокурор. А суд отказывает. Дескать, пусть умирает в колонии. Формально, конечно, судья прав. Да, он преступник, и болезнь не снимает с него заслуженного наказания. Но нужно же по-человечески подходить к решению такого вопроса. Пусть он умрет в кругу семьи, родных и близких ему людей, а не на нарах. — Еще недавно много жалоб поступало от подследственных, которых содержали в СИЗО. Как сейчас там обстоят дела? — Вы имеете ввиду следственный изолятор, который находится в центре Калининграда на улице Ушакова? — Да, именно его. — Подтверждаю, это были вполне обоснованные жалобы. В изоляторе содержалось до полутора тысяч подследственных. В камерах находилось по 30-40 человек. Стекла на окнах отсутствовали. В зимнее время года их закрывали матрасами, но это не спасало, и температура воздуха мало чем отличалась от той, что была на улице. В коридорах невозможно было дышать. Даже служебные собаки отказывались нести службу… Сейчас многое изменилось. В следственном изоляторе в настоящее время содержится около 40 человек. В камерах находится по 3-4 человека. На окнах стоят стеклопакеты, а в коридоре смонтирована система кондиционирования. Есть даже специально оборудованная комната для верующих, куда приходит священник, ведет разъяснительную работу с подследственными. Сегодня в СИЗО можно даже обвенчаться. — Правительство РФ утвердило правила предоставления медицинской помощи заключенным гражданскими врачами. Надо полагать, сделано это неспроста. Тюремные врачи не всегда способны оказать квалифицированную помощь. — Я знаком с этими правилами. Да, теперь к заключенному, если тюремный врач бессилен, могут пригласить медика с воли. А расходы на лечение оплатит тюремное ведомство. Но я не согласен с утверждением о низкой квалификации тюремных врачей. Например, в колонии №13 «Славяновка» медсанчасти работает 10 врачей. Руководит этим медучреждением кандидат медицинских наук. Согласитесь, это показатель. В правилах, о которых вы упомянули, есть, на мой взгляд, один очень важный пункт. Сейчас медицинская служба в местах не столь отдаленных активно реформируется. Там создаются отдельные медико-санитарные части, не подчиненные начальникам казенных домов. Это позволит тюремным врачам чувствовать себя более независимо и заниматься своим непосредственным делом. И все же в больницы лучше не попадать. Особенно в тюремные. Беседовал Михаил Кучерявенко.

Свободный Калининград

Последние новости на сайте:
05.12.2019
4 декабря 2019 года в БФУ им.И.Канта  состоялся пятый общегородской форум «Общественные и некоммерческие организации в Калининграде: укрепление единства российской… ( читать полностью › )
  Ежегодный фестиваль творчества, состоявшийся накануне в «Янтарь-холле», приурочен к Международному дню инвалида. В большом концерте приняли участие победители муниципальных… ( читать полностью › )
03.12.2019
02 декабря в рамках проведения 5-го Общегородского форума «Общественные организации в Калининграде: укрепление межнационального и межконфессионального согласия в развитии институтов… ( читать полностью › )
«По мере того как мы помогаем закрепить права инвалидов, мы приближаемся к выполнению главного обещания Повестки дня на период до… ( читать полностью › )
02.12.2019
Федеральный фонд обязательного медицинского страхования намерен наладить более тесное взаимодействие с пациентскими сообществами, сообщила зампредседателя фонда Светлана Кравчук на X… ( читать полностью › )